Библиотека 

<<НАЗАД                 СОДЕРЖАНИЕ               ВПЕРЕД>>

 

ТАЙНА ИСКУПЛЕНИЯ 

7. В тайне Христовой

Пути, на которые Собор нашего столетия направил Церковь и на которые указал в своей первой Энциклике оплакиваемый нами Папа Павел VI, надолго останутся именно теми путями, по которым нам всем придется еще долго идти; но на этом новом этапе, естественно задать вопрос : Как? Каким образом нам действовать в дальнейшем? Как действовать, чтобы новое Ожидание пришествия Христова, связанное с приближающимся концом второго тысячетелетия, приблизило всю Церковь к Тому, о Ком Священное Писание говорит : "Умножению Владычества Его нет предела" (Ис 9, 7) . Это и есть тот важнейший вопрос, который должен задать себе новый Папа, когда в духе послушания вере он отвечает на многократный призыв Христов, обращенный к Петру : "Паси агнцев Моих" (Ин 21, 15), что значит : будь пастырем Моего стада; и еще: ''... и ты, некогда обратившись, утверди братьев твоих" (Лк 22, 32). И на этот вопрос, возлюбленные братия, сыны и дочери, есть только один единственный ответ - Христос, искупитель человека, искупитель мира, единственное направление для нашего духа, единственное указание для ума, воли и сердца. К Нему обращаем мы наши взоры, повторяя исповедание Петра : "Господи, к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни" (Ин 6, 68) - ибо только в Нем, Сыне Божием, наше спасение. Посредством самосознания Церкви, сознания, оживленного Собором и проявляющегося на всех уровнях и во всех тех областях деятельности Церкви, в которых она находит, выражает и утверждает себя, мы должны постоянно стремиться к Тому, "Кто есть Глава", к Тому, "из Которого все, и мы для Него", к Тому, Который есть "путь и истина" и "воскресение и жизнь", "видя Которого, мы видим также и Отца", Сын Которого должен был пойти от нас - через смерть на Кресте и затем Вознесение на Небо - дабы к нам пришел и постоянно приходил Утешитель - как Дух Истины. В нем сокрыты "все сокровища премудрости и ведения", и Церковь есть Его Тело. Церковь есть "во Христе некое таинство, или знамение и возможность глубочайшего единения с Богом и единства всего человеческого рода" (7) - и источником этого есть Он! Он Сам! Искупитель! 

 

Приблизить ко всем тайну Христа

Церковь не перестает вслушиваться в Его слова, всякий раз прочитывает их заново, открывает с величайшим благоговением каждую подробность Его жизни. Словам этим внемлют не только христиане. Жизнь Христа питает также и тех многих людей, которые еще не в состоянии повторить вместе с Петром: "Ты - Христос, Сын Бога Живаго!" Он - Сын Бога живого - говорит с людьми также и как Человек : говорит самой Своею жизнью. Своей человечностью. Своей верностью истине. Своею любовью, обнимающей всех. Он также говорит и Своей Крестной смертью, непостижимой глубиной Своего страдания и Своей оставленностью. Церковь не перестает проникаться Его Крестной смертью и Воскресением из мертвых - и это составляет суть каждодневной жизни Церкви. По установлению Самого Христа -своего Учителя - Церковь непрерывно совершает Евхаристию, находя в ней "источник жизни и святости", действенный знак благодати и примирения с Богом, залог вечной жизни. Церковь живет Его тайной, черпает из нее без устали и ищет пути, чтобы приблизить тайну своего Учителя и Господа к человечеству : народам, нациям, чередующимся поколениям, каждому человеку - как бы повторяя вслед за Апостолом : "Ибо я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого" (1 Кор 2, 2). Церковь остается погруженной в тайну Искупления, основное начало ее жизни и миссии. 

 

8. Искупление: обновление творения

 Тварь, покорившаяся суете

Искупитель мира! В Нем каким-то новым и превосходным образом раскрылась основная истина о сотворении мира, истина, о которой Книга Бытия свидетельствует, повторяя несколько раз: "И увидел Бог, что это хорошо" (Быт 1, 10) и ел.) . Источник добрамудрость и любовь. В Иисусе Христе видимый мир, сотворенный Богом для человека, мир, который из-за греха, внедрившегося в него, был "покорен суете" (Рим 8, 20) (8), вновь обрел первоначальную связь с божественным источником мудрости и любви. Ибо "так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного" (Ин 3, 16). И как в человеке-Адаме эта связь была прервана, так в Человеке- Христе она восстановлена. И нас, людей двадцатого столетия, могут ли не трогать слова Апостола язычников, произнесенные с такой захватывающей убедительностью, - о "твари, (которая) стенает и мучается доныне" (Рим 8, 22) и "с надеждою ожидает откровения сынов Божних" (Рим 8,19) , - о "твари, покорившейся суете"? И уже сам по себе стремительный, неведомый доныне и выявившийся особенно в наше столетие прогресс во всем, касающемся подчинения человеком мира, не раскрывает ли в степени, никогда ранее не достигавшейся, этого порабощения всякого рода "суетой". Достачного вспомнить хотя бы о таких явлениях : загрязнение окружающей среды в местах сплошной индустриализации, постоянно вспыхивающие и повторяющиеся вооруженные конфликты, перспектива самоуничтожения посредством атомного, водородного, нейтронного и иного оружия, пренебрежение к младенцам, еще находящимся в материнском чреве. И ныне, в новую эпоху космических полетов, в эпоху доселе неведомых научно-технических достижений, не есть ли наш мир в то же время мир, который "стенает в муках рождения" и "с надеждой ожидает откровения сынов Божних"? 

 

До самого "сердца" человеческого

Второй Ватиканский Собор, тщательно рассматривая "современный мир", достиг самого важного в земном мире - то есть человека; Собор, идя по стопам Христа, спустился в самую глубину человеческих помышлений, коснулся той внутренней тайны человека, которая на библейском, да и не только на библейском языке обозначается словом "сердце". Христос, Искупитель мира, и есть Тот, Кто проник - единственным и неповторимым образом - в тайну человека, вошел в его "сердце". И справедливо говорит Второй Ватиканский Собор "Поистине именно тайна воплотившегося Слова проясняет тайну человека. Ибо Адам, первый человек, был образом грядущего, то есть Христа Господа. Христос, Новый Адам, в откровении тайны Отца и Его любви, в полноте являет человека самому человеку и показывает ему его наивысшее призвание". И еще : "Он есть "Образ Бога невидимого" (Кол 1, 15), есть совершенный Человек, Который восстановил сынам Адама подобие Божие, искаженное первым грехом. Человеческое естество, воспринятое Христом, не растворилось в Нем; оно поэтому и в нас приобрело наивысшее достоинство. Ибо, воплотившись. Сам Сын Божий соединился неким образом с каждым человеком. Он трудился Своими человеческими руками, мыслил Своим человеческим разумом, действовал Своей человеческой волею, любил Своим человеческим сердцем. Рожденный Девой Марией, Он поистине стал одним из нас, уподобился нам во всем, кроме греха" (9). Он есть Искупитель мира! 

 

9. Божественный смысл тайны Искупления

Снова размышляя над глубокими текстами Соборных постановлений, мы не забываем ни на минуту, что Иисус Христос, Сын Бога Живого, стал нашим примирением с Отцом. Именно Он, и только Он, ответил вечной любви Отца, тому Божьему отцовству, которое от века выразилось в сотворении мира, в даровании человеку всех богатств творения, в том, что "человека лишь немного умалил перед Ангелами", сотворил его "по образу и подобию Божию"; и Христос ответил во всей полноте тому отцовству Бога и той любви, которую человек отверг, нарушив первый Завет и преступая последующие, которые Господь неоднократно заключал с людьми. Искупление мира - эта потрясающая тайна любви, в которой как бы заново повторяется тайна творения (10), - в глубочайших своих истоках есть полнота правды, заключенной в одном человеческом сердце - Сердце Сына Единородного, чтобы эта правда могла стать правдою для многих людей, которые именно в Перворожденном Сыне предназначены от века стать сынами Божьими, призванными к благодати и любви. Распятый на Голгофском Кресте Иисус Христос - Человек, сын Девы Марии, глаголемый сын Иосифа из Назарета - "изшел" из мира; и этот крест есть новое проявление вечного Отцовства Бога, Который во Христе снова приблизился к человечеству, ко всякому человеку, каждого одаряя трисвятым "Духом истины". 

 

Бог есть любовь

В этом откровении Отца, в этом излиянии Духа Святого, которые налагают неизгладимую печать на тайну Искупления, обнаруживается смысл страстей и смерти Иисуса Христа. Бог творения открывается как Бог искупления, как Бог, верный Самому Себе, верный Своей любви к человеку и миру, любви открывшейся уже в первый день творения. И любовь Его не отступает ни перед чем из того, что в Нем Самом требует правда Его. И потому Сына Своего не пощадил, "сделал для нас жертвою за грех" (2 Кор 5, 21). Если "сделал жертвою за грех'' совершенно безгрешного, то для того именно, чтобы проявить любовь, которая всегда больше всего сотворенного и которая есть Он Сам, ибо "Бог есть Любовь" (1 Ин 4, 8). И прежде всего любовь превозмогает грех слабости, "суету"; любовь сильнее смерти, и всегда готова поднимать, прощать, всегда готова выйти навстречу блудному сыну, всегда ищет "откровения сынов Божиих", которые призваны к будущей славе. Такое откровение любви именуется также милосердием (Св. Фома Аквинский) , это откровение любви и милосердия имеет в истории человечества одно лицо и одно имя - Иисус Христос. 

 

10. Человеческий смысл тайны Искупления

Человеческая жизнь невозможна без любви. Человек остается сам для себя существом непонятным, а жизнь его - лишенной смысла, если он не получит откровения любви, если он не приобщится к ней, не постигнет ее, не усвоит ее себе, так или иначе, если не начнет по-настоящему воплощать ее в жизнь. И потому именно Христос- Искупитель - как уже было сказано - полностью раскрывает человека самому человеку. Это и есть - если можно так выразиться - человеческая сторона тайны Искупления. Человек благодаря этой стороне тайны Искупления обретает величие, достоинство и ценность своего человечества. Человек в таинстве Искупления оказывается заново "утвержденным" и как бы заново сотворенным. Сотворенным заново! "Нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского; ибо все вы одно во Христе Иисусе" (Гол 3, 28). Человек, который хочет понять себя до конца, - не только исходя из непосредственных, частичных, чисто поверхностных и кажущихся данных и критериев собственного существа, - должен, со всеми своими тревогами и сомнениями, своей слабостью и греховностью, своей жизнью и смертью, приблизиться ко Христу. Он должен, так сказать, войти в Него всем своим существом, должен как бы "присвоить" себе, ассимилировать всю реальность Воплощения и Искупления - чтобы обрести самого себя. Когда в человеке завершается этот глубокий процесс, плод его - не только почитание Бога, но и глубочайшее удивление перед самим собою. Какую ценность должен иметь человек в глазах Творца, если он заслужил право иметь столь великого Искупителя, если "Бог дал Сына Своего", чтобы он, человек, "не погиб, но имел жизнь вечную". 

 

Права гражданства Христа в истории человечества

И действительно, это глубокое изумление относительно ценности и достоинства человека обозначается самим словом Евангелие, что значит Благая Весть. Это изумление и есть христианство. Такое изумление является основой посланничества Церкви в мире, вообще в мире, и, быть может, особенно в "современном мире". Оно, это изумление, есть вместе с тем убежденность и та непоколебимость, глубочайший корень которой и есть вера, оживляющая скрытым и таинственным образом всякое проявление подлинного человеколюбия (гуманизма). И непоколебимость эта исходит от Христа. Через это изумление мы постигаем значение Христа для истории человека и человечества, Его, так сказать, особые права гражданства в истории. Церковь, непрестанно созерцая всю полноту тайны Христа, знает, что Искупление, осуществившееся посредством креста, окончательно вернуло человеку его достоинство, вернуло человеческому существованию на земле смысл, который был в значительной степени утрачен из-за греха. И это знание непоколебимо, ибо оно укоренено в вере. Итак, Искупление совершилось в тайне Пасхи, ведущей через крест и смерть к Воскресению. 

 

Основная задача Церкви во все времена, и особоенно в наше время, - направлять взор человеческий, направлять сознание и опыт всего человечества к тайне Христа, помогать всем людям проникнуть в глубину Искупления, осуществляющегося во Христе Иисусе. Тем самым Церковь касается самых глубин человека, - человеческих сердец, помышлений, дел. 

 

11. Тайна Христа в основе миссии Церкви и христианства

Второй Ватиканский Собор проделал огромную работу для формирования того полного и универсального сознания Церкви, о котором говорил Папа Павел VI в своей первой Энциклике. Это сознание, или, скорее, самосознание Церкви формируется также в "диалоге", в котором мы, прежде чем такой "диалог" превратится в разговор, должны обратить свое внимание на "другого", того, с кем мы хотим разговаривать. Второй Ватиканский Собор весьма удачно и компетентно раскрыл перед нами карту мира, как бы составленного из разных религий. Тем самым Собор оказал существенное воздействие на формирование самосознания Церкви. Кроме того, он показал, как на мировые религии наслоился, неведомый прежде, но типичный для нашего времени феномен атеизма, во всех его разных формах, начиная с программированного, организованного и образующего политические системы. 

 

Нехристианские религии

Что касается религии, речь идет прежде всего о религии как явлении универсальном, сопровождающем историю человека с самого ее начала, затем о различных религиях нехристианских и, наконец, о самом христианстве. Документ, посвященный Собором нехристианским религиям, выражает, в частности, глубокое уважение к содержащимся в них духовным ценностям, а именно к примату духовного начала, к тому, что в жизни человечества проявляется через религию и затем, через нравственность, пронизывает всю культуру. Отцы Церкви справедливо видели в различных религиях как бы отражения единой истины, подобные "семенам Слова" (11); религии эти свидетельствуют о том, что в одном направлении, хотя и по разным путям, движутся чаяния человеческого духа, проявляющиеся в поисках Бога; вместе с тем, через стремление к Богу, эти чаяния проявляются и в попытках постичь всю глубинную суть человеческой природы, иначе говоря, весь смысл жизни человека на земле. Особенное внимание уделил Собор иудаизму, напомнив о важном духовном наследстве, общем достоянии христиан и иудеев. Он выразил также свое уважение всем исповедующим Ислам, вера которых восходит к Аврааму (12). 

 

Уже сегодня выявить христианское единство, борясь за человеческое достоинство

Благодаря трудам Второго Ватиканского Собора Церковь и все христиане могут еще полнее постигнуть тайну Христову. Это тайна, "сокрытая от веков" (Кол 1, 26) в Боге, для того чтобы обнаружиться во времени - в человеке Иисусе Христе - и чтобы постоянно обнаруживаться во все времена. 

 

Во Христе и через Христа полнее всего явил Себя человечеству Бог, наиболее приблизил Себя к человеку, и, вместе с тем, во Христе и через Христа человек приобрел полное сознание своего достоинства, своего возвышения, трансцендентной ценности собственной природы, смысла своего существования. 

 

Вот почему необходимо, чтобы все мы - последователи Христа - встретились и об'единились вокруг Него Самого. Это единство в различных сферах жизни, традиции, структуры и дисциплины отдельных Церквей или церковных Общин недостижимо без основательной работы, направленной на взаимное познание и устранение препятствий на пути к совершенному единению. Однако мы в одном уже сейчас можем и должны достичь согласия и явить миру наше единство : в провозглашении тайны Христовой, в раскрытии божественного, но одновременно и человеческого смысла Искупления, в неустанной и постоянной борьбе за то достоинство, которого каждый человек достиг и достигает во Христе. Это достоинство есть достоинство благодати Божьего усыновления и вместе с тем глубинной человеческой природы, столь высоко ценимой в общем сознании современного мира. Достоинство человеческой природы есть для нас нечто еще большее в свете той реальности, какой является Сам Иисус Христос. 

 

Иисус Христос есть вечный принцип и постоянный центр той миссии, которую Сам Бог доверил человеку. В этой миссии должны участвовать все мы; необходимо сосредоточить на ней все наши силы, ибо она, более чем когда-либо, необходима человечеству нашего времени. И если эта миссия встречает в нашу эпоху препятствия, большие чем в какое-либо иное время, само это обстоятельство свидетельствует, что именно в нашу эпоху в ней больше всего нуждаются и, несмотря на сопротивление, ожидают ее с большим нетерпением, чем когда-либо. Здесь мы непосредственно касаемся той тайны божественного домостроительства, которое соединило спасение и благодать с Крестным страданием. Не напрасно Христос сказал, что "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Мф 1 1, 12). Он говорил также, что "сыны века сего догадливее сынов света" (Лк 16, 8). Охотно примем этот упрек, чтобы уподобиться "употребляющим усилие во имя Божие" - столько раз встречавшимся в истории Церкви, и которых мы видим сегодня - и сознательно об'единиться для великой миссии, а именно : открывать миру Христа, помогать каждому человеку найти себя в Нем, помогать современному поколению наших братьев и сестер, народам, нациям, государствам, человечеству, развивающимся странам и странам изобилия, всем без исключения - познавать "неисследимое богатство Христово" (Еф 3, 8), ибо эта миссия предназначена для всех и является благом для каждого человека. 

 

12. Миссия Церкви и свобода человека

В той общей миссионерской работе, на которую указывает, в сущности. Сам Христос, Церковь и все христиане должны найти то, что их об'единяет - еще до того, как созреет их полное общение. Это - единство апостольское и миссионерское, миссионерское и апостольское. Благодаря этому единству мы сможем вместе приблизиться к богатому наследию человеческого духа, которое имеется во всех религиях, как о том говорится в Декларации Второго Ватиканского Собора "Ностра Этате" (13) ("Оботношении Церкви к нехристианским религиям"). Так же благодаря этому единству мы сближаемся со всеми культурами и мировоззрениями, со всеми людьми доброй воли. И приближаемся с почитанием, уважением и рассудительностью, которые со времен апостольских определяли и миссионерский дух, и самих миссионеров. Достаточно вспомнить святого Павла, вспомнить, например, его выступление в афинском ареопаге. Миссионерское отношение исходит из чувства глубокого уважения к тому, "что в человеке" (Ин 2, 25), к тому, что он сам в глубине своего духа выработал в отношении самых глубоких и самых важных проблем; речь идет об уважении ко всему тому, что в нем создал Дух, Который "дышит, где хочет" (Ин 3, 8). Миссия никогда ничего не разрушает, она есть принятие существующих ценностей и строительство нового, даже если практика и не всегда соответствовала столь возвышенному идеалу; обращение же, коренящееся в посланничестве, есть, и мы это хорошо знаем, дело благодати, в которой человек полностью находит самого себя. 

 

Религиозная свобода

Вот почему Церковь нашего времени придает огромное значение всему тому, что Второй Ватиканский Собор изложил в Декларации о религиозной свободе, как в первой, так и во второй частях этого документа. Мы глубоко чувствуем обязывающий характер Истины, открытой нам Богом. И мы испытываем какое-то особое чувство ответственности за эту Истину. Церковь, по установлению Христа, является хранительницей Истины; Церковь, будучи наставницей в Истине, наделена особой помощью Духа Святого, дающего ей силу верно охранять эту Божественную Истину, безошибочно ей научать. Осуществляя эту миссию, мы взираем на Самого Христа - первого Евангелизатора (14), а также на Его Апостолов, мучеников и исповедников. Декларация о религиозной свободе убедительно показывает, что Господь Иисус Христос, а затем и Его Апостолы, возвещая Истину, которая не есть человеческая, но Божия ("Мое учение не Мое, но Пославшего Меня" (Ин 7, 16)), то есть Отца, действовали со всей силой духа, и сохраняли вместе с тем глубокое уважение к человеку, к его разуму и воле, сознанию и свободе. Так что учение о великом достоинстве человеческой личности становится частью евангельской проповеди уже просто через уважение к человеческому достоинству, - уважение, не обязательно выражаемое на словах. Представляется, что подобное отношение соответствует многим нуждам нашего времени. Ибо учения о свободе, пропагандируемые разными идеологиями, как и отдельными людьми, не всегда соответствуют подлинной свободе человека. Поэтому Церковь, в силу своей божественной миссии, становится стражем той свободы, которая обеспечивает достоинство, присущее каждому человеку. 

 

"Истина освободит вас"

Иисус Христос идет к людям каждой эпохи, в том числе и нашей, с одними и теми же словами: "Познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Ин 8, 32). В этих словах заключено следующее фундаментальное требование, и одновременно предостережение требование честного отношения к истине как условия подлинной свободы; предостережение от видимости свободы, от всякой поверхностной и односторонней свободы, не проникающей в глубину истины о человеке и мире. Для нас Христос и сегодня, через две тысячи лет, Тот, Кто несет человеку свободу, основанную на истине, Тот, Кто освобождает человека от всего, что его свободу ограничивает, уменьшает, подрывает у самого корня. Кто освобождает от всего, что отрывает дух человека от свободы, делает несвободным его ум и сердце. Какое потрясающее подтверждение этому дали и не перестают давать те, кто благодаря Христу и во Христе обрели подлинную свободу и дали свидетельство о ней, даже в условиях неволи! 

 

И когда Сам Христос узником предстал перед судилищем Пилата, и тот спросил Его, в чем обвиняют Его представители Синедриона, не ответил ли Он : "Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине" (Ин 18,37)? Этими словами, произнесенными перед судьями в решающий момент. Он как бы подтвердил еще раз то, что уже было сказано раньше : "Познаете истину, и истина сделает вас свободными" (Ин 8, 32) . Разве на протяжении стольких столетий и при жизни стольких поколений, начиная со времен апостольских, не вставал Сам Иисус Христос рядом с людьми, судимыми за истину, разве не шел Он на смерть вместе с людьми, осужденными за истину? Разве Он перестал быть постоянным ходатаем и заступником всякого человека, живущего "в духе и истине"? Никогда не переставая быть таковым перед Отцом, Он таковым остается и в истории человечества. И Церковь, в свою очередь, несмотря на все слабости, которые являются уделом ее человеческой истории, не перестает следовать за Тем, Который сказал "Настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине; ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух; и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине" (Ин 4, 23-24). 

 

<<НАЗАД                  СОДЕРЖАНИЕ               ВПЕРЕД>>